Очень часто в разговорах со звонящими и коллекторами можно услышать фразу, что никто заемщика не заставлял брать кредит. В любом исковом заявлении о взыскании просроченной задолженности по кредитному договору будет указана статья 421 Гражданского Кодекса РФ, которая сообщает судье, что заемщик сам заключил договор, в чем теперь и виноват. Никто не будет вникать в нюансы, что кредитная тема изначально кабальная, а в России еще к тому же и бесконтрольная со стороны государства, что очень выгодно банкам.

Статья 421 ГК РФ под названием «Свобода договора» декларирует очень важный принцип заключения договоров: «Понуждение к заключению договора не допускается». Никто не может вас заставить заключить договор, используя методы давления, угроз и т.п. Если же такое произошло, то договор будет признан ничтожным. Все бы хорошо, но в предыдущей статье мы попытались с вами понять почему теперь кредитный договор не является договором по своей сути, а является договором присоединения к тем условиям, которые вам навязал банк. Нетрудно догадаться, что тот кто составляет договор заботится исключительно о своих интересах, а интересы противоположенной стороны остаются за бортом.

Юриспруденция порой эта хитрая игра слов и подмена понятий. Так казалось бы договор, где изначально должны участвовать две стороны в обсуждении условий медленно и верно перетек в особую разновидность — договор присоединения. Слово «договор» осталось, а суть потерялась. Теперь вы никоим образом не являетесь той стороной в договоре, которая может на что-либо повлиять, вы просто либо соглашаетесь со всем, что вам предложат, либо проходите мимо. Нетрудно понять, что такой подход породит массу злоупотреблений. Юристы банка никогда не обидят банк, и им по барабану ваши права, ведь все ваши права это их потенциальные проблемы в суде. Чем меньше у вас прав, тем меньше шансов в суде что-то оспорить.

Чисто номинально заемщика никто не принуждал идти в банк и заполнять анкету. Судьи не могут опираться на тот факт, что реклама зачастую обманывает потребителя, если бы бы это было не так, вы бы не видели массу текста мелким шрифтом. Задача рекламы привлечь коротким и ярким слоганом максимально возможное количество потенциальных клиентов. Банк ничего не производит, потому ему нужны толпы людей, которые будут оплачивать огромные проценты, и кормить его немаленький штат, а также «прикупят» пару тройку десятков офисов по всей России за свои трудовые деньги. Принуждения как такового, чтобы договор был признан ничтожным, конечно, нет. Юристы банка не будут действовать так глупо, лучше пойти по хитрому и выгодному пути. Хитрый путь это когда слова звучат такие же, а сути в них уже нет, или она подменена. В кредитном договоре нет ДОГОВОРА есть безапелляционное согласие с навязанными и выгодными для банка и только для банка условиями. Вы можете хоть зачитаться этим договором перед подписанием, никаких изменений вы в него внести не сможете.

Свободу договора не стоит понимать как нечто абсолютное. Свобода договора это все лишь то, что граждане и юр.лица могут сами заключать и составлять его, но это ни в коей мере не значит, что в договоре могут содержаться любые условия. Свобода ограничена теми обязательными правилами, которые установило или должно было установить государство. К сожалению, иначе никак. Любая оплошность нарочная или не нарочная в данном моменте приведет к колоссальным злоупотреблениям. Кроме того свобода договора может быть либо у людей крайне грамотных в таких вещах, а это, увы не про граждан России в целом, либо же у неграмотных, но о чьих интересах позаботилось государство.

Так что в теории и в самом Законе все неплохо, а вот на деле суть договора в кредитном договоре потеряна напрочь, именно поэтому его часто называют кредитным соглашением. Ведь из сути слово «соглашение» следует, что мы молчаливо и безропотно, а также без возможности на что-либо повлиять, подписали бумажку. С такой же «радостью» как и в Средневековье, когда тупо ставили крестик.

Никто не будет спорить, что граждане берут кредиты ни от хорошей жизни, и мало кто из них хочет смошенничать, умышленно взяв деньги у банка и заранее готовя план по побегу с такими средствами. Трудно себе представить, что человек может за 30 минут или даже за день понять как был рассчитан аннуитет, какая будет неустойка в случае просрочки, все ли пункты договора законны. Крайне сложно поверить, что человек также как и банк (реальность тому подтверждение) может предусмотреть все, что будет в его жизни в течение последующих 3-5 лет. Кредит на длительный срок рассчитан на государства, где все уже более-менее стабильно, а государственный контроль за данной сферой уже давно устоялся и полностью функционирует. Вот там можно говорит о свободе договора. Даже сами работники банков понимают и в их речи такой момент проскальзывает, что дескать все, подписал договор, теперь уже никуда не денешься! То есть суть ни в том, чтобы договориться, а суть в том, чтобы заманить. Заманивают обычно в нехорошие вещи или в ситуации, где изначально заложен обман.

Свобода договора в кредитной тематике как видится она нам. Первое — кредитная сфера узкая и многогранная. В ней задействована и бухгалтерия и юриспруденция и некоторые другие сферы. Так что по определению она не может быть легкой и простой для понимания обывателя. Второе — всем ясно, что гражданин не может до конца понять все, что заложено в договоре сам, не прибегнув к помощи специалиста, либо же не обладая соответствующими знаниями. Он лишь видит сумму, которая ему нужна сейчас, больше он ничего не видит. Принцип такой же как в наркомании. Нужно здесь и сейчас! Последствия не осознаются. Третье — мало того, что на стороне обывателя нет профессионалов и знаний, так еще и суть договора потеряна, он не может реально никоим образом на него воздействовать. Лишь только крестик поставить, или пойти вон. Кредитная сфера стала кабальной, а задолженность продолжает расти, потому что помимо самой несправедливой природы кредитования, в России еще добавляется отсутствие контроля, причем намеренное отсутствие контроля, которое выгодно банкам. Все издержки этого будут оплачивать граждане, если смогут. Пятое — кредитная сфера требует уверенности в завтрашней дне и стабильности. Таким могут похвастаться немногие из людей, да и не многие государства. Даже не впадая в крайность каких-либо форс-мажорных обстоятельств, ни банк, ни гражданин не может быть уверен на 3-5 лет вперед, что же говорить об ипотеке на 15-25 лет. Банк изначально понимает, что часть его кредитов не вернется к нему с процентами, но его это сильно не напрягает, поскольку с оставшейся части тех граждан, которые исправно гасят кредиты он не только закрывает разницу, но еще и зарабатывает ошеломляющие суммы. Банк закладывает все эти риски, а с ипотекой все еще проще, поскольку сама квартира (предмет ипотеке) находится в «заложниках» (слово залог и заложник однокоренные слова неслучайно).

Заемщик по кредитному договору изначально сторона как экономически, так и юридически слабейшая, и это не наше мнение. Такую официальную позицию изложил Конституционный Суд России в своем Постановлении.